Экстракорпоральная мембранная оксигенация в экстренной и неотложной интервенционной кардиологии как альтернатива консервативной неоперабельности: случай из практики

Резюме

Экстракорпоральная мембранная оксигенация (ЭКМО) в интервенционной кардиологии в настоящее время не является рутинной практикой. Между тем своевременное применение данного метода предотвращает развитие потенциально жизнеугрожающих осложнений и улучшает исходы вмешательств.

Цель данного сообщения - ​представить собственный опыт применения ЭКМО в условиях неотложной кардиологической помощи для циркуляторной поддержки при мультисосудистом поражении коронарного русла на фоне первичной кардиомиопатии с выраженным снижением сократимости миокарда.

Материал и методы. Мужчина, 76 лет, был госпитализирован по неотложным кардиологическим показаниям с клинической картиной острого коронарного синдрома без подъема сегмента ST с ишемической болезнью сердца и ранее перенесенным инфарктом миокарда в анамнезе. Диагностировано мультисосудистое поражение коронарного русла: ствола левой коронарной артерии (ЛКА), передней нисходящей и огибающей артерии (ПНА и ОА), на фоне хронической сердечной недостаточности, дилатационной кардиомиопатии, снижения фракции выброса левого желудочка (ФВ ЛЖ) до 25% (по Симпсону) и выраженной сопутствующей патологии. Пациенту в условиях общей анестезии выполнили транслюминальную баллонную ангиопластику со стентированием ствола ЛКА, ПНА и ОА трансрадиальным доступом справа в условиях периферического V-A ЭКМО (a. femoralis sin., v. femoralis dex.) на работающем сердце с производительностью до 2 л/мин/м2, что составляло порядка 80% от фактического CI (Cardiac Index - ​сердечный индекс) 2,5 л/мин/м2. Сложность выбора тактики вмешательства была обусловлена тем фактом, что на предыдущем этапе курации в НМИЦ ССХ им. А.Н. Бакулева традиционная операция аортокоронарного шунтирования не была рекомендована вследствие высокого риска, а состояние пациента на момент поступления в ММЦ "СОГАЗ-Геленджик" требовало интервенционных мер.

Результаты. Просвет артерий в месте имплантации стентов полностью восстановлен без признаков диссекции и дистальной эмболизации. Периоперационное применение ЭКМО позволило в полном объеме выполнить операцию и избежать жизнеугрожающих осложнений. После основного этапа операции возникший реперфузионный синдром со снижением ФВ ЛЖ до 20% (по Симпсону) потребовал частичной бивентрикулярной поддержки посредством ЭКМО без необходимости декомпрессии ЛЖ (ЭхоКГ-контроль) и назначения адренергической поддержки в течение 2 ч, с последующей стабилизацией состояния. При выписке пациента из стационара на 6-е сутки в удовлетворительном состоянии отмечены отчетливая положительная динамика и улучшение качества жизни: жалоб не предъявляет, болей за грудиной не отмечает, по данным ЭхоКГ отмечается прирост глобальной сократимости сердца до 31% (и до 37% через год после вмешательства).

Ключевые слова:ЭКМО; острый коронарный синдром; окклюзия ствола левой коронарной артерии; острый инфаркт миокарда; дилатационная кардиомиопатия

Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Для цитирования: Шелухин Д.А., Шиганов М.Ю., Маркасьян А.В., Обрезан А.Г., Теймуров Т.Ю. Экстракорпоральная мембранная оксигенация в экстренной и неотложной интервенционной кардиологии как альтернатива консервативной неоперабельности: случай из практики // Кардиология: новости, мнения, обучение. 2022. Т. 10, № 2. С. 45-50. DOI: https://doi.org/10.33029/2309-1908-2022-10-2-45-50

Экстракорпоральная мембранная оксигенация (ЭКМО) - ​эффективный метод замещения кардиореспираторной функции организма. Веноартериальная схема (V-A) подключения ЭКМО является перспективным методом замещения насосной функции сердца у пациентов в критическом состоянии с выраженной сердечной недостаточностью (СН). ЭКМО может применяться по экстренным и неотложным показаниям у кардиологических пациентов с ишемической болезнью сердца (ИБС), внезапной аритмогенной смертью, массивной тромбоэмболией легочной артерии (ТЭЛА), рефрактерной сердечно-легочной реанимацией (СЛР).

Острый коронарный синдром (ОКС) - ​группа состояний в кардиологии, в которой консервативные терапевтические, рентгенэндоваскулярные и традиционные "открытые" кардиохирургические методы лечения успешно дополняют друг друга. ЭКМО как метод в этой группе в настоящее время не стал рутинной практикой по разным причинам. Между тем своевременное начало данной процедуры помогает предотвратить развитие целого ряда потенциальных осложнений, а самое главное - ​нивелировать их жизнеугрожающий эффект, включая нарушения ритма сердца, полную или частичную окклюзию магистральных коронарных сосудов: ствола левой коронарной артерии (ЛКА), огибающей артерии (ОА), правой коронарной артерии сердца в ходе эндоваскулярных манипуляций, мультиорганную дисфункцию на фоне низкого сердечного выброса. Кроме того, ЭКМО предоставляет время и оптимальные физиологические условия (разгрузка миокарда и нормализация газового состава крови) для эффективного восстановления сердечной функции. ЭКМО достаточно давно используется для протезирования функции сердца и легких у взрослых, в педиатрической и неонатологической практике, тем не менее этот метод в качестве оптимальной стратегии не вошел в клинические рекомендации профессиональных сообществ Европы, США, РФ при ОКС без подъема сегмента ST, в том числе у пациентов крайне высокого риска развития негативных кардиологических событий, у больных старшей возрастной группы, с выраженным снижением сократительной способности миокарда, у пациентов с сохраняющимися и рецидивирующими ангинозными болями [1-3]. В этой связи дискуссия об эффективности и целесообразности применения ЭКМО в тех или иных клинических случаях продолжает быть актуальной.

Клинический случай

Представляем клинический случай успешного применения ЭКМО по неотложным кардиологическим показаниям у пациента 76 лет.

Материал и методы

Ретроспективное описание и анализ клинического случая на основании данных истории болезни, включая клинические и инструментально-лабораторные методы исследования.

Пациент обратился в наш центр со следующими жалобами: боли, неприятные ощущения в левой половине грудной клетки жгучего характера, возникающие вне связи с чем-либо, больше утром, длительностью <5 мин, до 12 эпизодов в сутки, купирующиеся нитратами, что соответствовало клинической картине нестабильной стенокардии.

Из анамнеза: перенес острый инфаркт миокарда (ИМ) в 2009 и 2011 гг. В июле 2019 г. (за 6 мес до госпитализации по неотложным кардиологическим показаниям в рамках ОКС) проходил обследование в НМИЦ им. А.Н. Бакулева по поводу ИБС, верифицированы III функциональный класс стенокардии напряжения и изолированный некомпактный миокард левого желудочка (ЛЖ) в качестве фонового состояния, что составляло основу дилатационного ремоделирования сердца и прогрессирование СН.

Ухудшение состояния отмечает с сентября 2019 г. - ​участились боли в грудной клетке, снизилась толерантность к нагрузке (приступы возникали при минимальной физической нагрузке и приеме пищи). Пациент госпитализирован по неотложным кардиологическим показаниям (затяжной приступ стенокардии) в декабре 2019 г. в ООО "РН-СТ".

Объективно: стабильные удовлетворительные показатели витальных функций на фоне базовой кардиологической терапии (спиронолактон, гликлазид МВ, клопидогрел, ранолазин, триметазидин, метформин, аторвастатин, ацетилсалициловая кислота, лозартан, метопролол, нитроспрей по требованию).

Диагноз основного заболевания: ИБС. ОКС без подъема сегмента ST: нестабильная (прогрессирующая) стенокардия. Первичная кардиомиопатия: некомпактный миокард ЛЖ, III тип (фракция выброса 25% по Симпсону).

Диагноз сопутствующих заболеваний: сахарный диабет 2-го типа, неинсулинпотребный, медикаментозно компенсированный.

Диагноз осложнений: хроническая СН II функционального класса (NYHA), 2А стадии.

Учитывая возникновение стойкого и рецидивирующего болевого синдрома, плохо купируемого нитратами, а также данные коронароангиографии (КАГ), пациенту была показана реваскуляризация целевой артерии (iFR <0,89) по неотложным показаниям. Результаты дополнительно выполненной эхокардиографии (ЭхоКГ) уточнили неблагоприятное состояние клапанного аппарата сердца, значимое дилатационное ремоделирование, выраженную степень систолической и диастолической дисфункции со снижением глобальной сократимости миокарда до 25% (по Симпсону). Ввиду тяжести состояния пациента, остроты и осложненности процесса, выраженной неблагоприятной коморбидности выбор вида вмешательства, оптимальной хирургической тактики и сопутствующей поддержки потребовал проведения экстренного консилиума с участием кардиологов, кардиохирургов и анестезиологов-реаниматологов.

С одной стороны, по рекомендациям Европейского, Американского и Российского обществ кардиологов при рецидивирующей форме ОКС без подъема сегмента ST предпочтение отдается в пользу традиционной кардиохирургии, подразумевающей проведение аортокоронарного шунтирования (АКШ), с позиции отдаленных результатов качества реваскуляризации миокарда и жизни [1-3]. С другой стороны, совокупность ряда факторов: возраст, коморбидная патология и синдром некомпактного миокарда со снижением фракции выброса ЛЖ до 25% (по Симпсону) - ​ставят специалистов перед выбором принятия оптимального индивидуального для пациента решения.

В описываемом нами случае, принимая во внимание потенциально прогнозируемые риски негативных кардиологических событий любой из тактик активной реваскуляризации миокарда и отсутствие рекомендаций о возможности применения ЭКМО у этой категории пациентов по неотложным показаниям (отсутствует практика принятия решений "заранее", а не по факту, например, развившейся остановки кровообращения), мы обосновали выбор транслюминальной баллонной ангиопластики со стентированием ствола ЛКА, ПНА и ОА трансрадиальным доступом справа в условиях периферического V-A ЭКМО (a. femoralis sin., v. femoralis dex.) на работающем сердце, воздержавшись от традиционной операции АКШ.

Пациенту под местной анестезией (лидокаин, 200 мг) и медикаментозной седацией (мидазолам, 2,5 мг, фентанил 0,1 мг) под ультразвуковой навигацией выполнена пункционная канюляция бедренной артерии слева 15 Fr и вены справа 23 Fr по Сельдингеру. Дополнительно канюлирована поверхностная бедренная артерия (ПБА) для дистальной перфузии нижней конечности интродьюсером 8 Fr, который замкнули шунтом на проксимально установленную артериальную канюлю в общей бедренной артерии (ОБА). Артериальная и венозная канюли соединены с контуром аппарата ЭКМО, начато параллельное искусственное кровообращение с частичным бивентрикулярным обходом, производительностью 1 л/мин/м2, что составляло порядка 40% фактического CI 2,5 л/мин/м2, и потоком О2 через оксигенатор 1 л/мин FiO2 100%. Пациент в этот момент не испытывал никакого дискомфорта.

Стоит отметить, что, помимо базового интраоперационного мониторинга, применяли 4-канальную тканевую оксиметрию NIRS (Invos, Медтроник, США) для контроля церебральной и периферической (дистальной) перфузии нижних конечностей. Датчики симметрично справа и слева располагались на голове в проекции лба и на нижних конечностях в проекции большеберцовых мышц.

Далее выполнен вводный наркоз (пропофол, 200 мг, фентанил, 0,1 мг), увеличена производительность ЭКМО до 2 л/мин/м2, что составляло до 80% фактического CI 2,5 л/мин/м2, и потока О2 через оксигенатор до 2 л/мин FiO2, 100%, миоплегия (рокурониум бромид, 40 мг), интубация трахеи, искусственная вентиляция легких (ИВЛ) по объему (CMV-V) в режиме нормокапнии. Умеренная гипотермия до 35 °C, в качестве дополнительной меры церебропротекции при потенциальном развитии дисциркуляторных нарушений. По установленному трансрадиальному интродьюсеру заведен и установлен в устье ствола ЛКА проводниковый катетер JL 4.0 6F.

При контрольной ангиографии ствола ЛКА, ПНА и ОА: ствол ЛКА - ​стеноз 65-70% в среднем и дистальном отделах с признаками персистирующего разрыва атеросклеротической бляшки; ПНА - ​стеноз 70-75% в приустьевом отделе; ОА - ​устье без гемодинамически значимых поражений; кровоток по артериям TIMI 2-3. Далее выполнены ангиопластика и стентирование с восстановлением просвета артерий ствола ЛКА, ПНА и ОА (интраоперационно возникла необходимость ее стентирования) и полного кровотока без признаков диссекции и дистальной эмболизации, TIMI 3.

Интраоперационно отмечены 2 эпизода нарушений ритма по типу желудочковой тахикардии (ЖТ) и фибрилляции желудочков (ФЖ) общей продолжительностью >2 мин, купировались самостоятельно, не потребовали никаких медикаментозных действий или выполнения дефибрилляции. При этом значимые отклонения системной гемодинамики и газообмена не наблюдались. Тактика, выбранная с учетом адекватного протезирования системной гемодинамики аппаратом ЭКМО, обеспечивала стабильность контроля основных функций. Показатели NIRS тоже не отклонялись от базовой линии BL менее -10%. После контрольной ангиографии и внутрисосудистого ультразвукового исследования принято решение об окончании основного эндоваскулярного этапа операции.

Катетеры удалены. Осуществлено согревание пациента до 37 °C. Постепенно снижали производительность ЭКМО до 1 л/мин/м2, однако при попытке отключения обратила на себя внимание тенденция к снижению систолического артериального давления (САД) <50 мм рт.ст. На контрольной интраоперационной транспищеводной ЭхоКГ дополнительных (по отношению к дооперационным) изменений морфометрии сердца не выявлено, но отмечено снижение глобальной сократимости миокарда до 20% (по Симпсону). Это было расценено как реперфузионный синдром после реваскуляризации целевых коронарных артерий.

Было принято решение продолжить ЭКМО-поддержку с целью улучшения оксигенации и гемодинамики на фоне частичного бивентрикулярного обхода. Необходимости в активной декомпрессии ЛЖ не было, что контролировалось в динамике по ЭхоКГ при оценке признаков стагнирующего кровотока в полости ЛЖ в течение последующих 2 ч. Далее были отмечены прирост глобальной сократимости миокарда до исходных 25% (по Симпсону) и стабилизация гемодинамики без потребности в адренергической медикаментозной поддержке. Удалены венозная (мануальная компрессия) и артериальная (сосудистый шов) канюли.

Принято решение об окончании операции и переводе пациента в отделение реанимации. Проведена экстубация пациента через 1 ч на фоне стабильных показателей системной гемодинамики, ЭКГ и хирургического гемостаза в проекции сосудов на бедре справа и слева.

При выписке пациента из стационара на 6-е сутки после операции отмечено удовлетворительное самочувствие, отсутствие жалоб, болей за грудиной, по данным ЭхоКГ регистрировался прирост глобальной сократимости сердца до 31% (по Симпсону).

Через год пациенту выполнено контрольное ЭхоКГ, по результатам которого отмечается прирост глобальной сократительной функции сердца до 37% (по Симпсону) на фоне ранее регистрированных признаков ишемической кардио­патии, некомпактного миокарда. Также пациент отмечает улучшение качества жизни: частота эпизодов стенокардии существенно снизилась (до 3 в месяц по сравнению с числом перед операцией - ​до 12 в сутки), приступы кардиалгий легко купируются с помощью нитратов, повысилась толерантность к физической нагрузке.

Обсуждение

Процедура ЭКМО относится к методам экстракорпоральной циркуляторной механической поддержки жизнеобеспечения и является стандартом лечения острой сердечной и/или дыхательной недостаточности, рефрактерной к конвенциональной (стандартной) терапии, у детей и взрослых [4-6]. Одновременно со статистическими сведениями о высоком уровне летальности (до 56%) среди пациентов, которым проводилась процедура ЭКМО по кардиологическим показаниям, особенно во время СЛР - ​до 71% [7], появляются все новые данные успешного использования метода экстракорпоральной сердечно-легочной поддержки при развитии фатальной циркуляторной недостаточности, которая порой протекает с признаками вторичного кардиогенного отека легких [8].

Экстракорпоральная сердечно-легочная поддержка позволяет избежать присоединения синдрома мультиорганной дисфункции (MODS) на фоне синдрома низкого сердечного выброса (LCOS), предотвратить дальнейшее развитие некупируемой СН, порой требующей усиления кардиотонической терапии, что, в свою очередь, способствует дальнейшему повреждению миокарда и замыканию порочного круга. Манипуляции на крупных коронарных артериях, например ствол ЛКА, практически всегда сопряжены с риском возникновения ишемии миокарда и нарушений ритма, которые вместе могут спровоцировать фатальный сценарий циркуляторной недостаточности. Именно по этой причине стволовое поражение ЛКА чаще подлежит традиционной "открытой" кардиохирургической коррекции в условиях искусственного крово­обращения [9, 10]. Но сложившаяся хирургическая практика не поддерживает выполнение подобных операций на фоне острой фазы ОКС или по факту недавно состоявшегося ИМ. По возможности рекомендуется отсроченная операция через 14-21 день, чтобы уменьшить риски негативных кардиологических событий в ходе операции и увеличить шансы на успех. Тем не менее для пациентов, у которых стенокардитический болевой синдром протекает тяжело, сопровождается гемодинамическими нарушениями и повышением уровня тропонина, чаще вынужденно используют рентгенэндоваскулярные методы, что замыкает порочный круг рисков вероятных негативных кардиологических событий. Действительно, летальность при эндоваскулярных экстренных операциях на стволе ЛКА и ОА у пациентов с низкой ФВ может превышать 12% [10, 11].

По данным литературы, синдром некомпактного миокарда ЛЖ в меньшей степени влияет на тяжесть течения заболевания, нежели факт персистирующей коронарной недостаточности, ухудшающий прогноз и исходы ИБС [12-14]. В то же время коррекция коронарной недостаточности у таких больных способна вызвать эффект обратного ремоделирования миокарда, что, в свою очередь, улучшает качество жизни и течение заболевания [14, 15]. В представленном клиническом случае мы показали возможности осознанного выбора тактики превентивного вспомогательного малоинвазивного искусственного кровообращения, каким является V-A ЭКМО.

Циркуляторная поддержка, которую мы посредством изменения производительности работы аппарата ЭКМО на разных этапах (подготовка, вводный наркоз, реваскуляризация и реперфузия миокарда) подстраиваем под целевые параметры системной гемодинамики, в синергизме с собственной работой сердца должна прецизионно контролироваться по целому ряду интегральных маркеров перфузии организма в целом и регионарных бассейнов и состояния миокарда в частности. Речь идет о таких критериях, как общая 1 венозная сатурация SvO2, экстракция кислорода ERO2, общий1 лактат, ScrO2, StO2, Δс.ST, помимо традиционных показателей (САД, частота сердечных сокращений, SaO2).

Кроме того, для оценки возможной перегрузки ЛЖ в условиях ретроградного кровотока в аорте, создаваемого периферическим V-A ЭКМО, важна динамическая (в ходе операции) оценка ЭхоКГ. Удобнее и безопаснее это делать транспищеводным способом в условиях общей анестезии с интубацией трахеи. Все это ставит перед анестезиологом более сложную интеллектуальную задачу по обеспечению защиты пациента при операциях на сердце по экстренным и неотложным показаниям в условиях V-A ЭКМО. Кроме того, современный врач-анестезиолог должен в совершенстве владеть навыками оценки расширенного мониторинга, ЭхоКГ, проведения вспомогательного кровообращения и газообмена посредством ЭКМО. Большинство этих навыков уже фигурируют в перечне первичных квалификационных аккредитационных требований в рамках повышения квалификации по специальности, однако это не является рутинной практикой у пациентов с ОКС в многопрофильных, а порой и в специализированных стационарах, оказывающих экстренную и неотложную кардиологическую помощь. Возможно, поэтому пока нет четких критериев применения V-A ЭКМО в профессиональных сообществах и рекомендациях Министерства здравоохранения при ОКС. В то же время своевременное решение и грамотное проведение экстракорпоральной циркуляторной поддержки посредством ЭКМО повышает уровень безопасности и положительных исходов для пациента в периоперационном периоде реваскуляризации миокарда и, что немаловажно, может сокращать затраты системы здравоохранения, уменьшая длительность госпитализации и количество возможных осложнений.

Заключение

На примере приведенного клинического случая на основании проработки литературных данных, оценки сложившейся клинической практики можно заключить, что ЭКМО представляет собой эффективный метод протезирования кардиореспираторной функции, расширяющий возможности проведения безопасной реваскуляризации миокарда при экстренных и неотложных кардиологических состояниях, включая ОКС у пациентов высокого риска. Своевременное начало процедуры и ее квалифицированное проведение увеличивают вероятность неосложненного течения и благоприятного исхода.

Литература

1. Amsterdam E.A., Wenger N.K., Brindis R.G. et al. 2014 AHA/ACC Guideline for the Management of Patients With Non-ST-Elevation Acute Coronary Syndromes // A Report of the American College of Cardiology/American Heart Association Task Force on Practice Guidelines. 2014. Vol. 130. P. 344-426. DOI: https://doi.org/10.1161/CIR.0000000000000134

2. Collet J.-Ph., Thiele H. Barbato E. et al: GUIDELINES 2020 ESC Guidelines for the management of acute coronary syndromes in patients presenting without persistent ST-segment elevation: The Task Force for the management of acute coronary syndromes in patients presenting without persistent ST-segment elevation of the European Society of Cardiology (ESC) // European Heart Journal. 2022. Vol. 42, Issue 14, 7. P. 1289-367. DOI: https://doi.org/10.1093/eurheartj/ehaa575

3. URL: https://scardio.ru/content/Guidelines/2020/Clinic_rekom_OKS_bST.pdf

4. Boscamp N.S., Turner M.E., Crystal M., Anderson B., Vincent J.A., Torres A.J. Cardiac catheterization in pediatric patients supported by extracorporeal membrane oxygenation: a 15-year experience // Pediatr Cardiol. 2017. Vol. 38, N 2. P. 332-337.

5. MacLaren G., Dodge-Khatami A., Dalton H.J., Adachi I., et al. Joint statement on mechanical circulatory support in children: a consensus review from the Pediatric Cardiac Intensive Care Society and Extracorporeal Life Support Organization // Pediatr Crit Care Med. 2013. Vol. 14, N 5 (Suppl 1). P. 1-2.

6. Prodhan P., Stroud M., El-Hassan N., et al. Prolonged extracorporeal membrane oxygenator support among neonates with acute respiratory failure: a review of the Extracorporeal Life Support Organization registry // ASAIO J. 2014. Vol. 60, N 1. P. 63-72.

7. https://www.elso.org/Registry/Statistics/InternationalSummary.aspx

8. Zavalichi M. A., Nistor I., Nedelcu A.-E. et al. Extracorporeal membrane oxygenation in cardiogenic shock due to acute myocardial infarction: a systematic review // Biomed Res Int. 2020. Vol. 2020. P. 6126534. DOI: https://doi: 10.1155/2020/6126534

9. Okada T., Shimamoto M., Yamazaki F. et al. Occlusion of left coronary artery ostium by left coronary cusp fusion // J. Thorac Surg 2011. Vol. 91. P. 1986 (8). DOI: https://doi:10.1016/j.athoracsur.2010.11.016

10. Ramadan R., Boden W.E., Kinlay S. Management of Left Main Coronary Artery Disease // J. Am. Heart. Assoc. 2018. Vol. 7, N 7. P. e008151. DOI: https://doi:10.1161/JAHA.117.008151

11. Diodato M., Chedrawy E. G. Coronary Artery Bypass Graft Surgery: The Past, Present, and Future of Myocardial Revascularisation // Review Article. 2014. Vol. 2014. Article ID 726158. DOI: https://doi.org/10.1155/2014/726158

12. Поляк М.Е., Мершина Е.А., Заклязьминская Е.В. Некомпактный миокард левого желудочка: симптом, синдром или вариант развития? Российский кардиологический журнал. 2017. № 2. С. 106-113. DOI: https://doi.org/10.15829/1560-4071-2017-2-106-113

13. Kubo T., Matsumura Y., Kitaoka H. et al: Improvement in prognosis of dilated cardiomyopathy in the elderly over the past 20 years // J. Cardiol. 2008. Vol. 52, N 2. P. 111-117. DOI: https://doi:10.1016/j.jjcc.2008.06.001

14. Schultheiss H.-P., Fairweather DeL., Caforio A. Dilated cardiomyopathy // Nat Rev Dis Primers. 2019. Vol. 5. N 1. P. 32. DOI: https://doi:10.1038/s41572-019-0084-1

15. Hachamovitch R., Rozanski A., Hayes S. W. et al. Predicting therapeutic benefit from myocardial revascularization procedures: Are measurements of both resting left ventricular ejection fraction and stress-induced myocardial ischemia necessary? // Journal of Nuclear Cardiology. 2006. Vol. 13. P. 768-778.

References

1. Amsterdam E. A., Wenger N. K., Brindis R. G., et al: 2014 AHA/ACC Guideline for the Management of Patients With Non-ST-Elevation Acute Coronary Syndromes. A Report of the American College of Cardiology/American Heart Association Task Force on Practice Guidelines. 2014; 130: 344-426. DOI: https://doi.org/10.1161/CIR.0000000000000134

2. Collet J.-Ph., Thiele H. Barbato E., et al: GUIDELINES 2020 ESC Guidelines for the management of acute coronary syndromes in patients presenting without persistent ST-segment elevation: the task force for the management of acute coronary syndromes in patients presenting without persistent ST-segment elevation of the European Society of Cardiology (ESC). European Heart Journal. 2020; 42 (14, 7): 1289-1367. DOI: https://doi.org/10.1093/eurheartj/ehaa575

3. URL: https://scardio.ru/content/Guidelines/2020/Clinic_rekom_OKS_bST.pdf

4. Boscamp N.S., Turner M.E., Crystal M., Anderson B., Vincent J.A., Torres A.J. Cardiac catheterization in pediatric patients supported by extracorporeal membrane oxygenation: a 15-year experience. Pediatr Cardiol. 2017; 38 (2): 332-7.

5. MacLaren G., Dodge-Khatami A., Dalton H.J., Adachi I., et al: Joint statement on mechanical circulatory support in children: a consensus review from the Pediatric Cardiac Intensive Care Society and Extracorporeal Life Support Organization. Pediatr Crit Care Med. 2013; 14 (5 Suppl 1): 1-2.

6. Prodhan P., Stroud M., El-Hassan N., et al. Prolonged extracorporeal membrane oxygenator support among neonates with acute respiratory failure: a review of the Extracorporeal Life Support Organization registry. ASAIO J. 2014; 60 (1): 63-72.

7. URL: https://www.elso.org/Registry/Statistics/InternationalSummary.aspx

8. Zavalichi M. A., Nistor I., Nedelcu A.-E., et al. Extracorporeal membrane oxygenation in cardiogenic shock due to acute myocardial infarction: a systematic review. Biomed Res Int. 2020; 2020: 6126534. DOI: https://doi:10.1155/2020/6126534

9. Okada T., Shimamoto M., Yamazaki F., et al. Occlusion of left coronary artery ostium by left coronary cusp fusion. J. Thorac Surg. 2011; 91: 1986 (8). DOI: https://doi:10.1016/j.athoracsur.2010.11.016

10. Ramadan R., Boden W. E., Kinlay S. Management of left main coronary artery disease. J Am Heart Assoc. 2018; 7 (7): e008151. DOI: https://doi:10.1161/JAHA.117.008151

11. Diodato M., Chedrawy E. G. coronary artery bypass graft surgery: the past, present, and future of myocardial revascularization. Review Article. 2014. Article ID 726158. DOI: https://doi.org/10.1155/2014/726158

12. Polyak M.E., Mershina E.A., Zaklyazminskaya E.V. Non-compaction left ventricle myocardium: a symptom, syndrome or development variation? Rossiyskiy kardiologicheskiy zhurnal [Russian Journal of Cardiology]. 2017; (2): 106-13. DOI: https://doi.org/10.15829/1560-4071-2017-2-106-113 (in Russian)

13. Kubo T., Matsumura Y., Kitaoka H., et al. Improvement in prognosis of dilated cardiomyopathy in the elderly over the past 20 years. J Cardiol. 2008; 52 (2): 111-7. DOI: https://doi:10.1016/j.jjcc.2008.06.001

14. Schultheiss H.-P., Fairweather DeL., Caforio A. Dilated cardiomyopathy. Nat Rev Dis Primers. 2019; 5 (1): 32. https://doi:10.1038/s41572-019-0084-1

15. Hachamovitch R., Rozanski A., Hayes S. W., et al. Predicting therapeutic benefit from myocardial revascularization procedures: Are measurements of both resting left ventricular ejection fraction and stress-induced myocardial ischemia necessary? Journal of Nuclear Cardiology. 2006; 13: 768-78.

ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
Обрезан Андрей Григорьевич
Доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой госпитальной терапии медицинского факультета Санкт-Петербургского государственного университета, главный врач группы клиник «СОГАЗ МЕДИЦИНА», Санкт-Петербург, Российская Федерация
Вскрытие
МКК
Медицина сегодня
Съезд хирургов ФМБА России

Съезд хирургов ФМБА России " Высокотехнологичная медицинская помощь: концепция безопасности и единого хирургического пространства " 14-15 октября 2022 года, г. Санкт-Петербург Впервые в истории хирургическая безопасность будет изучена столь подробно! Отныне "S afe surgery "...

Председатель организационного комитета 17-го Национального конгресса терапевтов - министр здравоохранения Российской Федерации - Михаил Альбертович Мурашко

Председатель организационного комитета 17-го Национального конгресса терапевтов - министр здравоохранения Российской Федерации - Михаил Альбертович Мурашко В программе конгресса запланированы более 150 образовательных секций, симпозиумов, клинических разборов, мастер-классов...

Представляем оргкомитет 17-го Национального конгресса терапевтов

Уважаемые коллеги! Представляем оргкомитет 17-го Национального конгресса терапевтов (с международным участием) , который состоится 12-14 октября в МВЦ "Крокус Экспо" (павильон 3, Зал 20, г. Москва). · Президент Российского научного медицинского общества терапевтов,...


Журналы «ГЭОТАР-Медиа»