Современные методы диагностики в ядерной кардиологии

Резюме

Сердечно-сосудистые заболевания (ССЗ) - основная причина смерти в развитых и развивающихся странах, поэтому вопросы ранней диагностики кардиальной патологии являются предметом множества научных исследований и дискуссий. В последние годы в диагностике ССЗ особую роль стали играть методы ядерной медицины: однофотонная эмиссионная компьютерная томография, позитронно-эмиссионная томография. Суть этих методов заключается в регистрации излучений, испускаемых радиофармпрепаратами, введенными в организм человека (проведение диагностики in vivo). Гамма-излучение фиксируется детекторами гамма-камер (сцинтиграфия). Двухфотонное излучение от позитрон-эмитирующих изотопов регистрируется позитронно-эмиссионными томографами. Ведутся многочисленные исследования по выбору оптимального радиофармацевтического препарата как для диагностики различных заболеваний и состояний, так и для прогноза эффективности лечения.

Ключевые слова:ядерная кардиология, компьютерная томография, однофотонная эмиссионная компьютерная томография, позитронноэмиссионная томография

Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Для цитирования: Воронцова М.В., Обрезан А.Г., Куликов Н.В. Современные методы диагностики в ядерной кардиологии // Кардиология: новости, мнения, обучение. 2020. Т. 8, № 1-2. С. 48-53. DOI: https://doi.org/10.24411/2309-1908-2020-11201

Сердечно-сосудистые заболевания (ССЗ) - основная причина смерти в развитых и развивающихся странах, поэтому усилия врачей и ученых направлены как на поиск более эффективных лекарственных препаратов, так и на разработку новых методов раннего выявления кардиальной патологии. В последние годы особое развитие получили методы ядерной медицины (ЯМ), позволяющие уловить начальные патологические изменения в сердечно-сосудистой системе (ССС). Для диагностики ССЗ сегодня используются однофотонная эмиссионная компьютерная томография (SPECT, ОФЭКТ), позитронно-эмиссионная томография (PET, ПЭТ) в различных вариациях методик. Суть методов заключается в регистрации излучений, испускаемых радиофармпрепаратами (РФП), введенными в организм человека (проведение диагностики in vivo). Гамма-излучение фиксируется детекторами гамма-камер (сцинтиграфия), при этом ОФЭКТ позволяет получить трехмерные изображения. Двухфотонное излучение от позитрон-эмитирующих изотопов регистрируется позитронно-эмиссионными томографами (ПЭТ-сканеры) [1].

МЕТОДЫ ЯДЕРНОЙ КАРДИОЛОГИИ В ДИАГНОСТИКЕ ИШЕМИЧЕСКИХ ПОВРЕЖДЕНИЙ МИОКАРДА

Для ранней диагностики патологии сердечной мышцы важно оценивать микроциркуляторное русло. С этой целью в кардиологии применяется перфузионная сцинтиграфия миокарда, позволяющая визуализировать коронарную микроциркуляцию за счет накопления РФП. При этом распределение РФП в миокарде пропорционально коронарному кровотоку. В качестве РФП обычно используется 99тТс-технетрил, который активно захватывается кардиомиоцитами и достаточно быстро выводится из организма [2, 3]. Информативность метода существенно повышается при использовании проб, провоцирующих ишемию: физической нагрузки на беговой дорожке, велоэргометре или фармакологических стресс-тестов с дипиридамолом, аденозином, добутамином. Данные пробы помогают оценить состоятельность коронарного русла при обеспечении миокарда необходимым объемом кислорода в условиях повышенной потребности (коронарный резерв).

ПЭТ исходно рекомендована в качестве инструмента молекулярной визуализации перфузии и жизнеспособности миокарда [1].

С целью улучшения чувствительности и специфичности, сокращения времени исследований, коррекции ослабления γ-излучения в тканях организма при использовании ОФЭКТ и ПЭТ внедряются инновационные алгоритмы получения данных, в частности проводятся исследования по математическому моделированию [3, 4].

Математическое моделирование состоит из нескольких этапов: создание математических моделей (фантомов), показывающих, как распределяется РФП в органах пациента; моделирование исходных данных, регистрируемых датчиками; разработка подходов к реконструкции изображений из исходных данных [5, 6]. Разрабатываемые модели позволяют уточнить размеры очага поражения, локализацию патологических процессов в зависимости от особенностей пациента. Такие исследования сейчас проводят на основе методов компьютерной графики и методов пространственной геометрии. В частности, в России разработан 30-математический фантом для исследования перфузии миокарда методом SPECT (распределение препарата 99тТс-МИБИ в органах грудной клетки у мужчин). Фантом может быть использован как для диагностики, так и для расчета оптимальных (более низких) доз РФП, для уменьшения лучевой нагрузки на пациента [5, 6].

Наиболее точным методом оценки поражения коронарного русла является метод прямой контрастной коронароангиографии (КАГ), показывающий степень сужения просвета венечного сосуда при наличии атеросклеротических бляшек. Вместе с тем не всякое сужение коронарной артерии сопровождается ишемией миокарда, и патофизиологические последствия также могут разниться. Даже выраженный стеноз, определяющийся при КАГ, может не приводить к клинически значимому нарушению перфузии миокарда, Поэтому существенным дополнением к КАГ являются методы ЯМ. Так, ОФЭКТ позволяет определить нарушения перфузии миокарда, а ПЭТ - выявить участки жизнеспособного миокарда [3].

В контексте повышения точности диагностики проводят также исследования по сопоставлению различных методов в кардиологии: SPECT, компьютерной томографии (КТ) сердца, магнитно-резонансной томографии (МРТ). КТ первоначально использовалась для оценки атеросклеротического поражения коронарного русла на основании оценки содержания внутрисосудистого кальция (кальциноз венечных артерий) [7]. Было отмечено, что кальциевый индекс (КИ) или индекс Агатстона отражает степень атеросклеротического поражения ССС в целом и коронарного русла в частности: чем выше КИ, тем выше риск развития и прогрессирования атеросклероза [8].

МРТ позволяет выявить участки постинфарктного кардиосклероза в миокарде, а также субэндокардиальные инфаркты [9]. В настоящее время перфузию миокарда и даже коронарную ангиографию оценивают с использованием современной технологии - МРТ [1]. Этот метод обладает рядом преимуществ: неинвазивность, отсутствие лучевой нагрузки, высокое разрешение получаемого изображения.

Комбинируя различные методы диагностики, можно использовать гибридные методы визуализации, такие как перфузионная томография миокарда в сочетании с коронарной КТ-ангиографией [10, 11] или PET/МРТ-исследования сердца [12, 13].

Одной из проблем при применении методов ЯМ является высокая радиационная нагрузка на пациента [14, 15]. Для снижения радиационного бремени были предложены критерии использования и оптимизация протоколов перфузии миокарда SPECT [16]. Кроме того, разрабатываются новые аппараты, РФП, программное обеспечение, позволяющее улучшить качество изображений, получаемых в результате новых методов реконструкции, без повышения лучевой нагрузки на пациента. В обзорном исследовании достижений ядерной кардиологии от 2017 г. продемонстрировано, что использование итерационного процесса реконструкции (восстановление изображения с коррекцией артефактов и реализация алгоритмов шумоподавления) является основным фактором, позволяющим уменьшить дозу облучения без ущерба для качества изображения [17, 18].

Помимо гамма-камер, которые вначале использовались для оценки перфузии миокарда (камера Ангера), разработаны специализированные гамма-камеры для оценки состояния сердечной мышцы [1]. К ним относятся простые гамма-камеры с малым полем зрения, прямая и полулежащая гамма-камера, кардиоцентрическая гамма-камера и гамма-камера с кардиофокусировкой. К современным достижениям относят гамма-камеру с детекторами на основе кристаллов кадмий-цинк-теллурида (CZT), обладающую улучшенным пространственным размещением и чувствительностью в 4 раза выше, чем у стандартных гамма-камер с детекторами на основе кристаллов натрия йодида. Благодаря этим характеристикам время исследования сердца на аппаратах ОФЭКТ с кристаллами CZT сократилось в 5 раз, что особенно важно для молодых пациентов, более уязвимых к радиационному облучению.

Для пожилых пациентов уменьшение времени исследования важно ввиду проблем с возникновением артефактов по причине движения пациента в камере, так как пожилые люди не всегда могут неподвижно лежать продолжительный период времени. Гамма-камеры CZT могут оценивать кровоток миокарда при стрессе и покое, а также индекс резерва миокардиального кровотока [17, 19].

В ядерной кардиологии перфузия миокарда оценивается с использованием РФП, которые имеют высокую фракцию экстракции первого прохождения через ткань, т.е. количество РФП, извлекаемого из крови после первого прохождения болюса через миокард. Чем более значительна эта величина, тем выше точность оценки перфузии и меньше время исследования. РФП, используемые для сцинтиграфии миокарда, представлены хлоридом таллия-201 (201Tl), технецием-99m Технетрилом (99mТс-МIВI), технецием-99m Тетрофосмином (99mТс-Tetrofosmin). Они имеют фракции экстракции первого прохождения 0,85; 0,65 и 0,54 соответственно [16, 20].

Другим препаратом с высокой фракцией первого прохода является 18F-фтордезоксиглюкоза (18F-ФДГ). 18F-ФДГ является аналогом глюкозы и позволяет оценивать гликолитическую активность тканей. При внутривенном введении 18F-ФДГ интенсивно накапливается в органах и тканях, в которых активно протекает процесс гликолиза (в том числе миокард). Чаще всего 18F-ФДГ используется для диагностики злокачественных новообразований [20, 21]. В ядерной кардиологии накопление 18F-ФДГ рассматривается в качестве биомаркера жизнеспособного миокарда, а несоответствие перфузии/метаболизма (т.е. нарушение перфузии с повышенным/сохраненным метаболизмом) характерно для ишемизированного миокарда. Для выявления жизнеспособного миокарда требуется нагрузка глюкозой с внутривенной инъекцией инсулина для повышения поглощения 18F-ФДГ в нормальном и ишемизированном миокарде [1]. Дополнительное введение инсулина необходимо пациентам с субклиническим и клиническим сахарным диабетом с целью повышения метаболизма глюкозы и захвата 18F-ФДГ. Вместе с тем следует учитывать, что внутривенная инъекция инсулина иногда может вызывать тяжелую гипогликемию, но риск для пациентов невысок, если опытный персонал обеспечивает тщательный мониторинг и своевременное введение растворов глюкозы в условиях хорошо оборудованной больницы [1]. Исследование 2017 г., в котором приняли участие 30 пациентов с кардиопатиями [22], показало, что поглощение 18F-ФДГ в основном наблюдалось в гипертрофированном миокарде у пациентов с гипертрофической необструктивной кардиомиопатией, тогда как у пациентов с гипертрофической обструктивной кардиомиопатией накопление 18F-ФДГ происходило за пределами гипертрофированного миокарда. Была выявлена положительная корреляция между поглощением 18F-ФДГ и уровнем маркера повреждения сердечной мышцы у пациентов с гипертрофической необструктивной кардиомиопатией (r=0,603, р=0,049). В то же время при гипертрофической обструктивной кардиомиопатии обнаружена корреляционная связь с уровнем натрийуретического пептида в мозге (r=0,614, р=0,011).

Помимо традиционных исследований жизнеспособности сердечной мышцы, поглощение 18F-ФДГ миокардом может указывать на наличие постинфарктного воспаления, что связано с рекрутированием воспалительных моноцитов в ткань [13, 23]. Показатели экспрессии поверхностных антигенов CD14/CD16 на моноцитах сыворотки крови коррелировали с размером области инфаркта и степенью сигнала 18F-ФДГ (r=0,53; р<0,002 и r=0,42; р<0,02 соответственно) [9]. Поглощение 18F-ФДГ в инфарктном миокарде было самым высоким в областях с трансмуральным рубцом, а степень усвоения 18F-ФДГ была связана с функциональным исходом левого желудочка независимо от размера инфаркта [9]. Воспаление по периферии инфицированной зоны обусловливает дополнительную фиксацию 18F-ФДГ, однако поглощение 18F-ФДГ в инфарктном локусе превосходит по интенсивности периифарктное воспалительное распределение, что позволяет различать эти процессы. Основной метод подавления поглощения 18F-ФДГ в нормальном миокарде предусматривает длительное (>12 ч, часто до 18 ч) голодание в сочетании с диетой с низким содержанием углеводов. Диета с высоким содержанием жиров или введение нефракционированного гепарина (для повышения уровня свободных жирных кислот) также могут быть использованы. Поглощение 18F-ФДГ наблюдалось в области инфаркта приблизительно на 5-й день после самого эпизода инфаркта, когда содержание моноцитов достигло пикового уровня [13].

ПЭТ/МРТ сердца является гибридным методом молекулярной визуализации в ЯМ и используется для дифференциальной диагностики трансмурального и субэндокардиального инфаркта. Относительно медленное внедрение ПЭТ/МРТ в настоящее время связано с трудностями коррекции аттенюации ПЭТ - изображений с использованием данных МРТ и медленной разработкой перфузионного агента ПЭТ с длительным периодом полураспада [24].

18F-фторид натрия (18F-NaF) первоначально использовался в качестве остеотропного РФП для исследования костной ткани и суставов [21, 25, 26]. В электронно-микроскопическом исследовании было доказано, что микрокальцификация имеет более выраженную тенденцию к поглощению 18F-NaF, чем макрокальцификация [27], и считается, что ПЭТ с 18F-NaF подходит для оценки ранней кальцификации сосудов [28]. Накопление 18F-NaF в бляшке коронарного сосуда может быть предиктором развития острых коронарных событий (инфаркт миокарда). Наличие бляшки с тонкой покрышкой и жидким липидным ядром является фактором риска ее разрыва и последующего острого тромбоза, приводящего к острому инфаркту миокарда. В исследовании пациентов с инфарктом миокарда (n=40) и стабильной стенокардией (n=40) при проведении ПЭТ-КТ с 18F-NaF и инвазивной коронарной ангиографии было показано, что у 93% пациентов с инфарктом миокарда зарегистрировано самое высокое поглощение 18F-NaF в коронарной артерии в месте разрыва поврежденной бляшки. Напротив, поглощение 18F-ФДГ в коронарном русле маскировалось неоднородным накоплением РФП в миокарде, а там, где это было заметно, не было различий между захватом РФП в поврежденных бляшках, спровоцировавших тромбоз, и в других областях коронарных сосудов (индекс захвата ткань/фон 1, 71 против 1,58). Поглощение 18F-NaF происходило в месте повреждения сонной артерии и было связано с гистологически верифицированной активной кальцификацией, инфильтрацией макрофагов, апоптозом и некрозом [29]. У 45% пациентов со стабильной стенокардией имелись бляшки с очаговым поглощением 18F-NaF (индекс захвата ткань/фон 1,90). Авторы исследования делают вывод о том, что ПЭТ/КТ с 18F-NaF является первым неинвазивным методом визуализации, позволяющим выявлять и локализовать бляшки, спровоцировавшие инфаркт миокарда, поврежденные и стабильные бляшки с высокой степенью риска [29].

МЕТОДЫ ЯДЕРНОЙ КАРДИОЛОГИИ В ДИАГНОСТИКЕ ИНФИЛЬТРАТИВНЫХ КАРДИОМИОПАТИЙ

Еще одним важным направлением применения методов ЯМ является диагностика таких заболеваний, как саркоидоз сердца и амилоидоз. Инфильтративные болезни сердца характеризуются прогрессирующей диастолической дисфункцией, которая обычно предшествует развитию выраженной систолической дисфункции [30]. Саркоидоз - это системное заболевание, а поражение сердца саркоидозом относится к факторам риска летального исхода. Поскольку лечение этого заболевания проводится с помощью противовоспалительной терапии с использованием глюкокортикоидов, точная диагностика саркоидоза сердца имеет первостепенное значение [31], и ПЭТ/КТ с 18F-ФДГ играет основную роль в оценке его активности [32].

Амилоидоз сердца - заболевание, при котором в межклеточном пространстве откладывается нерастворимый белок-амилоид. Наиболее агрессивная форма амилоидоза - AL-амилоидоз - является вторичным проявлением системного заболевания плазматических клеток и сопровождается застойной сердечной недостаточностью. Длительное латентное течение и неблагоприятный прогноз при декомпенсации сердечной недостаточности обусловливают необходимость проведения своевременной ранней диагностики заболевания. Методы ЯМ позволяют использовать меченные технецием (99mTc) фосфаты для визуализации амилоидоза TTR-типа, имеющего относительно более легкое течение, чем амилоидоз AL-типа. В Европе широко используют 99тТс-3,3-дифосфоно-1,2-пропаноди карбоновую кислоту (DPD), тогда как в США пользуется популярностью 99mТс-пирофосфат [33]. Кроме того, ведутся исследования с применением 99тТс-метилендифосфоната (MDP) и 99mТс-гидроксиметилендифосфоната (HMDP) [33]. Описаны 2 клинических случая, в которых было зафиксировано поглощение 18F-NaF при амилоидозе TTR -типа, однако при амилоидозе AL-типа поглощения не было [34].

Еще одним из возможных агентов для диагностики амилоидоза может быть 11C-Pittsburgh B (11C-PiB), используемый для диагностики болезни Альцгеймера. В одной из работ было продемонстрировано, что ПЭТ/КТ с 11C-PiB полезен для оценки вовлечения сердечно-сосудистой системы в патологический процесс при амилоидозе AL-типа [35]. В этом проспективном пилотном исследовании приняли участие 22 пациента с моноклональной гаммапатией с подозрением на амилоидоз сердца. В эхокардиографических параметрах между пациентами с амилоидозом сердца и без него различий не зафиксировано, за исключением незначительной разницы в конечном диастолическом размере левого желудочка. ПЭТ/КТ - визуализация с использованием РФП 11C-PiB у 13 из 15 пациентов показала признаки заболевания, что далее было подтверждено биопсией. В то же время у пациентов без амилоидоза результаты исследования с 11C-PiB были отрицательные, подтверждая отсутствие заболевания.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Суммируя все вышесказанное, можно утверждать, что в настоящее время в ядерной кардиологии достигнуты очевидные успехи, особенно по программному и аппаратному обеспечению диагностических исследований. Основными методами исследования являются ОФЭКТ и ПЭТ, а также их гибридные варианты ОФЭКТ/КТ, ПЭТ/КТ. Ведутся многочисленные исследования по выбору оптимального РФП как для диагностики различных заболеваний и состояний, так и для прогноза эффективности лечения.

ЛИТЕРАТУРА

1. Lee W.W. Recent advances in nuclear cardiology // Nucl. Med. Mol. Imaging. 2016. Vol. 50, N 3. P. 196-206. DOI: https://doi.org/10.1007/s13139-016-0433-x

2. Rozanski A., Gransar H., Hayes S.W., Min J., Friedman J.D., Thomson L.E. et al. Temporal trends in the frequency of inducible myocardial ischemia during cardiac stress testing: 1991 to 2009 // J. Am. Coll. Cardiol. 2013. Vol. 61. P. 1054-1065. DOI: https://doi.org/10.1016/j.jacc.2012.11.056

3. Garcia E.V., Slomka P., Moody J.B., Germano G., Ficaro E.P. Quantitative clinical nuclear cardiology, part 1: established applications // J. Nucl. Cardiol. 2020. Vol. 27, N 1. P. 189-201. DOI: https://doi.org/10.1007/s12350-019-01906-6

4. Denisova N.V. Imaging in diagnostic nuclear medicine // Technical Physics. 2018. Vol. 63, N 9. P. 1375-1383.

5. Denisova N.V., Terekhov I.N. A study of myocardial perfusion SPECT imaging with reduced radiation dose using maximum likelihood and entropy-based maximum a posteriori approaches // Biomed. Phys. Eng. Express. 2016. Vol. 2, N 5. Article ID 055015.

6. Denisova N.V., Ansheles A.A. A study of false apical defects in myocardial perfusion imaging with SPECT/CT // Biomed. Phys. Eng. Express. 2018. Vol. 4, N 6. Article ID 065018.

7. Качурина Е.Н., Коков А.Н., Кареева А.И., Барбараш О.Л. Оценка распространенности коронарного кальциноза у лиц, проживающих на территории Западной Сибири (по данным исследования ЭССЕ-РФ) // Комплексные проблемы сердечно-сосудистых заболеваний. 2018. Т. 7, № 4. С. 33-40. DOI: https://doi.org/10.17802/2306-1278-2018-7-4-33-40

8. Ong K.L., McClelland R.L., Rye K.A., Cheung B.M., Post W.S., Vaidya D. et al. The relationship between insulin resistance and vascular calcification in coronary arteries, and the thoracic and abdominal aorta: The Multi-Ethnic Study of Atherosclerosis // Atherosclerosis. 2014. Vol. 236, N 2. P. 257-262. DOI: https://doi.org/10.1016/j.atherosclerosis.2014.07.015

9. Arai A.E. The cardiac magnetic resonance (CMR) approach to assessing myocardial viability // J. Nucl. Cardiol. 2011c. Vol. 18, N 6. P. 1095-1102. DOI: https://doi.org/10.1007/s12350-011-9441-5

10. Brodov Y., Gransar H., Dey D., Shalev A., Germano G., Friedman J.D. et al. Combined quantitative assessment of myocardial perfusion and coronary artery calcium score by hybrid 82Rb PET/CT improves detection of coronary artery disease // J. Nucl. Med. 2015. Vol. 56. P. 1345-1350. DOI: https://doi.org/10.2967/jnumed.114.153429

11. Liga R., Vontobel J., Rovai D., Marinelli M., Caselli C., Pietila M. et al. Multicentre multi-device hybrid imaging study of coronary artery disease: results from the EValuation of INtegrated Cardiac Imaging for the Detection and Characterization of Ischaemic Heart Disease (EVINCI) hybrid imaging population // Eur. Heart J. Cardiovasc. Imaging. 2016. Vol. 17, N 9. P. 951-960. DOI: https://doi.org/10.1093/ehjci/jew038

12. Bulluck H., White S.K., Frohlich G.M., Casson S.G., O’Meara C., Newton A. et al. Quantifying the area at risk in reperfused ST-segment-elevation myocardial infarction patients using hybrid cardiac positron emission tomography-magnetic resonance imaging // Circ. Cardiovasc. Imaging. 2016. Vol. 9. Article ID e003900. DOI: https://doi.org/10.1161/CIRCIMAGING.115.003900

13. Rischpler C., Dirschinger R.J., Nekolla S.G., Kossmann H., Nicolosi S., Hanus F. et al. Prospective evaluation of 18F-Fluorodeoxyglucose uptake in postischemic myocardium by simultaneous positron emission tomography/magnetic resonance imaging as a prognostic marker of functional outcome // Circ. Cardiovasc. Imaging. 2016. Vol. 9. Article ID e004316. DOI: https://doi.org/10.1161/CIRCIMAGING.115.004316

14. Einstein A.J., Knuuti J. Cardiac imaging: does radiation matter? // Eur. Heart J. 2012. Vol. 33, N 5. P. 573-578. DOI: https://doi.org/10.1093/eurheartj/ehr281

15. Mahesh M., Morin R.L. Radiation exposure and patient dose in cardiology // J. Am. Coll. Radiol. 2017. Vol. 14, N 12. P. 1581-1582. DOI: https://doi.org/10.1016/j.jacr.2017.09.003

16. Hirshfeld J.W. Jr, Ferrari V.A., Bengel F.M., Bergersen L., Chambers C.E., Einstein A.J. et al. 2018 ACC/HRS/NASCI/SCAI/SCCT expert consensus document on optimal use of ionizing radiation in cardiovascular imaging: best practices for safety and effectiveness // J. Am. Coll. Cardiol. 2018. Vol. 71, N 24. P. e283-e351. DOI: https://doi.org/10.1016/j.jacc.2018.02.018

17. DePuey E.G. Advances in SPECT camera software and hardware: currently available and new on the horizon // J. Nucl. Cardiol. 2012. Vol. 19. P. 551-581. DOI: https://doi.org/10.1007/s12350-012-9544-7

18. Ritt P., Vija H., Hornegger J., Kuwert T. Absolute quantification in SPECT // Eur. J. Nucl. Med. Mol. Imaging. 2011. Vol. 38, suppl. 1. P. S69-S77. DOI: https://doi.org/10.1007/s00259-011-1770-8

19. DePuey E.G., Ata P., Wray R., Friedman M. Very low-activity stress/high-activity rest, single-day myocardial perfusion SPECT with a conventional sodium iodide camera and wide beam reconstruction processing // J. Nucl. Cardiol. 2012. Vol. 19. P. 931-944. DOI: https://doi.org/10.1007/s12350-012-9596-8

20. Lee H., Lee W.W., Park S.Y., Kim S.E. F-18 sodium fluoride positron emission tomography/computed tomography for detection of thyroid cancer bone metastasis compared with bone scintigraphy // Korean J. Radiol. 2016. Vol. 17. P. 281-288. DOI: https://doi.org/10.3348/kjr.2016.17.2.281

21. Maiga A.W., Deppen S.A., Mercaldo S.F. et al. Assessment of fluorodeoxyglucose F18-labeled positron emission tomography for diagnosis of high-risk lung nodules // JAMA Surg. 2018. Vol. 153, N 4. P. 329-334. DOI: https://doi.org/10.1001/jamasurg.2017.4495

22. Aoyama R., Takano H., Kobayashi Y. et al. Evaluation of myocardial glucose metabolism in hypertrophic cardiomyopathy using 18F-fluorodeoxyglucose positron emission tomography // PLoS One. 2017. Vol. 12, N 11. Article ID e0188479. DOI: https://doi.org/10.1371/journal.pone.0188479

23. Lee W.W., Marinelli B., van der Laan A.M., Sena B.F., Gorbatov R., Leuschner F. et al. PET/MRI of inflammation in myocardial infarction // J. Am. Coll. Cardiol. 2012. Vol. 59. P. 153-163. DOI: https://doi.org/10.1016/j.jacc.2011.08.066

24. Kaufmann P.A. Cardiac PET/MR: big footprint-small step? // J. Nucl. Cardiol. 2015. Vol. 22. P. 225-226. DOI: https://doi.org/10.1007/s12350-015-0089-4

25. Lee S.J., Lee W.W., Kim S.E. Bone positron emission tomography with or without CT is more accurate than bone scan for detection of bone metastasis // Korean J. Radiol. 2013. Vol. 14. P. 510-519. DOI: https://doi.org/10.3348/kjr.2013.14.3.510

26. Lee H., Lee K.S., Lee W.W. 18F-NaF PET/CT findings in fibrous dysplasia // Clin. Nucl. Med. 2015. Vol. 40. P. 912-914. DOI: https://doi.org/10.1097/RLU.0000000000000948

27. Irkle A., Vesey A.T., Lewis D.Y., Skepper J.N., Bird J.L., Dweck M.R. et al. Identifying active vascular microcalcification by (18)F-sodium fluoride positron emission tomography // Nat. Commun. 2015. Vol. 6. Article ID 8495. DOI: https://doi.org/10.1038/ncomms8495

28. Fiz F., Morbelli S., Piccardo A., Bauckneht M., Ferrarazzo G., Pestarino E. et al. 18F-NaF uptake by atherosclerotic plaque on PET/CT imaging: inverse correlation between calcification density and mineral metabolic activity // J. Nucl. Med. 2015. Vol. 56. P. 1019-1023. DOI: https://doi.org/10.2967/jnumed.115.154229

29. Joshi N.V., Vesey A.T., Williams M.C., Shah A.S., Calvert P.A., Craighead F.H. et al. 18F-fluoride positron emission tomography for identification of ruptured and high-risk coronary atherosclerotic plaques: a prospective clinical trial // Lancet. 2014. Vol. 383. P. 705-713. DOI: https://doi.org/10.1016/S0140-6736(13)61754-7

30. Seward J.B., Casaclang-Verzosa G. Infiltrative cardiovascular diseases: cardiomyopathies that look alike // J. Am. Coll. Cardiol. 2010. Vol. 55, N 17. P. 1769-1779. DOI: https://doi.org/10.1016/j.jacc.2009.12.040

31. Bois J.P., Chareonthaitawee P. Optimizing radionuclide imaging in the assessment of cardiac sarcoidosis // J. Nucl. Cardiol. 2016. Vol. 23. P. 253-255. DOI: https://doi.org/10.1007/s12350-015-0252-y

32. Youssef G., Leung E., Mylonas I., Nery P., Williams K., Wisenberg G. et al. The use of 18F-FDG PET in the diagnosis of cardiac sarcoidosis: a systematic review and metaanalysis including the Ontario experience // J. Nucl. Med. 2012. Vol. 53. P. 241-248. DOI: https://doi.org/10.2967/jnumed.111.090662

33. Bokhari S., Castano A., Pozniakoff T., Deslisle S., Latif F., Maurer M.S. (99m)Tc-pyrophosphate scintigraphy for differentiating light-chain cardiac amyloidosis from the transthyretin-related familial and senile cardiac amyloidoses // Circ. Cardiovasc. Imaging. 2013. Vol. 6. P. 195-201. DOI: https://doi.org/10.1161/CIRCIMAGING.112.000132

34. Van Der Gucht A., Galat A., Rosso J., Guellich A., Garot J., Bodez D. et al. [18F]-NaF PET/CT imaging in cardiac amyloidosis // J. Nucl. Cardiol. 2016. Vol. 23, N 4. P. 846-849. DOI: https://doi.org/10.1007/s12350-015-0287-0

35. Lee S.P., Lee E.S., Choi H., Im H.J., Koh Y., Lee M.H. et al. 11C-Pittsburgh B PET imaging in cardiac amyloidosis // JACC Cardiovasc. Imaging. 2015. Vol. 8. P. 50-59. DOI: https://doi.org/10.1016/j.jcmg.2014.09.018